В садах Москвы творится хаос, который выдают за успешную инклюзию в отчетности, получая высокое материальное вознаграждение от правительства Москвы

инклюзия

Для полноценного внедрения системы инклюзии в образовательные учреждения Москвы столице не хватает квалифицированных специалистов, которые должны сопровождать особых детей во время нахождения в группах и классах. Однако в некоторых детских садах города решили обойти вопрос стороной и в погоне за увеличенным финансированием, сопровождающим появление инвалидов, набирают в учреждения малышей с нестандартным поведением, которых просто добавляют в обычные группы, игнорируя наполняемость и необходимость присутствуя спецперсонала.

Детей с особенностями здоровья попросту «вешают» на уже работающий персонал, а на вопрос о том, как именно ими надо заниматься, не имея соответствующей квалификации, предлагают не нервничать и вспомнить о том, сколько денег получит сад за каждого особого ребенка. От ситуации страдают все, кроме непосредственного руководства образовательных учреждений. В проблеме разбирался корреспондент ИА REGNUM.

Власти Москвы не перестают заявлять об улучшении социальной интеграции детей-инвалидов. По данным департамента образования города, в столице насчитывается 53 тысячи детей с ограниченными возможностями, 20 тысяч из которых — инвалиды. Так, если у вас ребенок с ограниченными возможностями, то, кроме дистанционного образования, вам предложат два пути: вы можете отвести его учиться в коррекционный класс или же отдать на обучение по системе инклюзии.

Сегодня город может предоставить 316 учебных учреждений, которые реализуют инклюзивные практики. Все бы хорошо, но только детские коллективы не готовят к интеграции ребят с ограниченными возможностями здоровья: в дошкольных учреждениях нехватка сурдопедагогов, тифлопедагогов и дефектологов, а ребенку-инвалиду не предоставляется положенный тьютор. В итоге воспитатель, в ущерб основной деятельности, вынужден уделять больше времени для ухода за особым ребенком, попутно самостоятельно осваивая новую квалификацию, а дети остаются без присмотра и избегают общения с больными сверстниками. В проигрыше оказываются все.

Недовольными остаются и родители. Как заявляют в семьях, попавших в описанную корреспондентом ИА REGNUM ситуацию, они более не хотят подвергать риску своих детей и требуют разрешить ситуацию прописанными в законе методами.

Так, москвичке Елене Милькиной пришлось забрать своего ребенка из офтальмологического детского садика №224 в связи с тем, что ее четырехлетняя дочка вместо обещанного аппаратного лечения получила в саду «невротические реакции». Причиной нового диагноза девочки, как сообщила Милькина, стало неадекватное подключение к детсадовской группе малышей со сложными диагнозами, связанными с расстройством поведения. Необходимость тьютора и обучения персонала сад проигнорировал, новых детей прикрепили к текущим воспитателям группы, а о правильном выстраивании отношений между ребятами и вовсе никто не задумывался.

На жалобы родителей, чьи дети стали отказываться от посещения когда-то любимого сада, администрация не реагирует. «На родительском собрании было прямо сказано: «Нам надо зарабатывать деньги, за одного ребенка государство выделяет нам 110 тысяч рублей в год, а за ребенка и с инвалидностью — в три раза больше». При этом в саду нет постоянного медицинского персонала, дефектологов из групп убрали, а няня и вовсе одна на две группы», — жалуется Милькина.

Она рассказала, что после появления детей с «особыми потребностями» ее дочка наотрез начала отказываться идти в садик. «Это ребенок, который полгода ходил туда с радостью! Я начала замечать у нее мокрые или высохшие описанные штанишки. Под конец второй недели только я поняла, что происходит, тогда я осталась подольше в саду и увидела, что в группу приводят инвалидов, аутистов… у кого пена изо рта, кто звуки жуткие издает. Трое детей из интерната с синдромом Дауна на полдня остаются. Их приводят тьюторы, которые к ним должны быть приставлены, но на деле же они привели их и ушли», — пояснила она.

Аналогичную ситуацию описала и Ольга Москвитина. В дошкольной группе кратковременного пребывания для детей с нарушением речи школы №1900, которую посещал ее ребенок, также приняли мальчика с особым поведением. К ребенку не был приставлен специальный педагог, в итоге режим группы был сильно нарушен.

«Все дети страдали, потому что в тихий час он кричал, бегал, прыгал и был неконтактен. А воспитатель не успевала уделять время всем. Родители высказали недовольство и начали разбираться с администрацией. Первое письмо было эмоциональное, что вообще ребенка надо убрать. Потом попросили тьютора. Но его администрация не предоставила. А когда уже этот ребенок начал есть свои фекалии в туалете, то пошли массовые жалобы. Ребенка перевели. Но в другом садике он начал выворачивать раковины», — рассказала москвичка корреспонденту ИА REGNUM.

По мнению экспертов, детские сады пока не готовы к инклюзии. Как пояснила корреспонденту ИА REGNUM педагог и арт-терапевт Татьяна Шишова, работа воспитателя с детьми-инвалидами особо сложна: у обычного педагога нет необходимых знаний и навыков, он не может уделить внимание ребенку с особыми потребностями. По ее мнению, перед тем как вводить инклюзию в детских учреждениях, необходимо создать все условия для интеграции.

«Нужно обучать специалистов и не торопиться разрушать то, что есть. В Москве, например, существовали школы здоровья. И как раз дети с инвалидностью обучались в небольших классах, там были педагоги, которые умели с такими детьми обращаться, и многие переходили туда из обычных школ. А теперь фактически эти школы здоровья позакрывали», — отметила она.

В свою очередь, воспитатель специализированной группы для детей с нарушением опорно-двигательного аппарата, член организации «Родительское Всероссийское Сопротивление» Анна Кульчицкая считает важным проводить подготовительную работу с детьми перед интегрированием инвалида.

«То, что у обычных детей реакция сложная на ребенка-инвалида, — это понятно. Она и есть, и будет эта реакция сложная. Вопрос в том, какого ребенка дать? Иногда бывает, что это можно урегулировать, но с соблюдением массы условий, то есть это должно быть меньше количество людей в группе и переученный педагог. Руководители учреждения могут вводить ребенка инвалида, но они должны перед этим получить персонал, предупредить родителей заранее, провести работу перед этим с детьми и сократить количество детей в группе. Не должно так быть, чтобы просто дали ребенка-инвалида и все», — отметила она в комментарии корреспонденту ИА REGNUM.

Эксперт подчеркнула, что обязательно должна быть организована комиссия, которая могла бы устанавливать, каких детей можно вводить в группы, а каких — нельзя. «Очень мало детей, которым действительно это полезно. Это может быть полезно детям с нарушением опорно-двигательного аппарата, например, которые интеллектуально сохранны, которые ходячие. Они сами ходят и обслуживают, у них нет задержки развития. Либо создавать специальную среду, которую в обычном учреждении не создашь», — пояснила она.

Пока же в садах творится хаос, который затем выдают за успешную инклюзию в отчетности, получая высокое материальное вознаграждение от правительства Москвы.

Напомним, как сообщала ранее заместитель руководителя департамента образования Москвы Марина Смирницкая, в городе 64 тысячи учителей подготовлены для работы в сфере инклюзивного образования. Отметим, что эти образовательные программы для переподготовки кадров рассчитаны как на педагогов, ведущих отдельные предметы в школах, так и педагогов по сопровождению детей с ОВЗ. Про переподготовку воспитателей в детских садах ничего не сказано. Профессионалы нужны, инклюзия для малышей остается недоступной.

Источник: regnum.ru

 

comments powered by HyperComments