Людям с ограниченными возможностями будут помогать искать работу, даже если они и не стали специально обращаться за этим в службу занятости, сообщает «РГ«.

Работа для инвалидов

О том, что в ближайшее время планируется переформатировать работу органов службы занятости так, чтобы они начали проявлять инициативу и помогать всем инвалидам без исключения, сообщил министр труда и соцзащиты Максим Топилин.

«Мы готовим документы, которые будут так перестраивать работу службы занятости, чтобы видеть всех инвалидов. И службы занятости, и руководители регионов будут отвечать за трудоустройство тех инвалидов, которые не обращались в службу занятости», — сказал он.

В минтруде «Российской газете» уточнили, что порядок этой работы будет прописан регионами. В некоторых из них он уже уточнен в соглашениях, заключенных между учреждениями медико-социальной экспертизы (МСЭ) и службами занятости.

На федеральном уровне есть приказы министерства труда. Один из них определяет порядок взаимодействия этих структур. В частности, он закрепляет право обращение центра занятости в бюро МСЭ за информацией о рекомендациях, данных конкретному инвалиду по его профессиональной реабилитации. И уточнить, соответствует ли предлагаемая инвалиду вакансии рекомендациям.

Второй приказ обязывает службы занятости, по сути, отчитываться перед МСЭ о проделанной работе, о том, как они помогли реабилитироваться и абилитироваться человеку с ограниченными возможностями.

Начинание это правильное, комментирует «РГ» менеджер проектов региональной общественной организации инвалидов «Перспектива» Михаил Новиков, поскольку в службы занятости за помощью в трудоустройстве обращаются сейчас единицы — буквально пять процентов от числа трудоспособных инвалидов. Помогают с работай примерно половине из них. Дело, конечно, не в том, что люди ленятся идти в службы занятости. Часто они просто не верят, что им смогут там помочь, считает Михаил Новиков. А еще — не у каждого есть физическая возможность дойти до службы.

«Чаще всего в службу приходят инвалиды третьей группы — с самыми легкими формами заболеваний. Колясочники, люди с ослабленным слухом или зрением чаще всего остаются «за бортом». В том числе и потому, что не каждый раз, например, инвалида по слуху может сопровождать по назначению сурдопереводчик, а без него диалога со специалистом службы занятости не получится», — говорит Михаил Новиков.

Впрочем, одной инициативности службы занятости мало для того, чтобы помочь людям с ограниченными возможностями с работой, считает эксперт. Во-первых, нужна программа сопровождения, в рамках которой человеку с инвалидностью не только предложат откликнуться на вакансию, но и научат составлять резюме, презентовать себя и успешно проходить собеседование, научат ориентироваться на рынке труда. В некоторых случаях — сопроводят к работодателю, сделают за инвалида нужный телефонный звонок, если, например, у него проблемы со слухом.

Во-вторых, нужны стажировки для инвалидов, ведь если в резюме нет ни строчки про опыт работы, трудоустроиться сложно даже здоровому человеку, что уж говорить про тех, у кого сложности со здоровьем. «Я думаю, что в некоторых случаях инвалиды согласятся работать во время стажировки бесплатно, лишь бы повысить шанс трудоустройства», — признается Михаил Новиков.

В-третьих, нужно вести ликбез среди работодателей. «Многие из них боятся инвалидности, не знают, как обращаться с не очень здоровыми людьми. А потом существует много мифов о работниках с инвалидностью. Например, о том, что оформление на работу людей с инвалидностью создает много трудностей. На самом деле это не так. Процесс почти не отличается от трудоустройства обычного человека», — говорит Новиков.

В западных странах люди с ограниченными возможностями конкурируют на рынке труда практически наравне с остальными работниками — там есть законы о недискриминации, квоты для инвалидов, незаполнение которых грозит работодателям жесткими санкциями, другие меры.

«Отельная работа в плане трудоустройства ведется в основном с «особыми» людьми — страдающими синдромом Дауна, аутизмом, психическими болезнями. «А люди на колясках — обычные участники рынка труда», — добавляет эксперт.

По мнению члена генсовета «Деловой России» Антона Степанова, в российских реалиях, особенно в период кризиса, работодателям нужны экономические стимулы для приема на работу людей с ограниченными возможностями. Даже не субсидии, а какие-то системные меры, которые позволят компании не то что развиваться, а выжить в это нелегкое время. Например, отсрочка на 3-6 месяцев по платежам во внебюджетные фонды (естественно, надежным компаниям, у которых нет никаких задолженностей перед фондами, уточняет он). «Такая отсрочка — это практически беспроцентное кредитование предприятия, которое поможет ему в трудное время», — говорит Степанов.

Или, как вариант, упрощение доступа к получению госзаказов, например, через отмену необходимости предоставления компанией банковских гарантий, если в ней работает определенное число инвалидов, продолжает эксперт.

Почему нельзя брать инвалидов на работу просто так? Безо всяких «пряников»? Отвечая на этот вопрос, Антон Степанов пояснил: люди с ограниченными возможностями дорого обходятся компаниям. «Для «колясочников», к примеру, нужны пандусы, специальные приспособления в туалетах. Иногда для них нужно переоборудовать кабинеты. Есть предприятия, которые обеспечивают доставку персонала на работу. Но для людей, передвигающихся в колясках, нужно предусмотреть отдельный транспорт, поскольку они не войдут в общий автобус. Есть много и других «мелочей», которые обходятся работодателю в «кругленькую сумму», — говорит Антон Степанов.

Марина Гусенко
Источник: Российская Газета

 

comments powered by HyperComments