язык жестов в разных странах

В  новом, 2016 году, в России вступил в силу приказ, обязывающий сотрудников МВД обучаться языку жестов. Полицейские отныне должны уметь объясняться с теми, кто страдает глухотой или нарушениями слуха. Конечно, язык жестов должны знать не все стражи порядка, а лишь те, кто работает на транспорте или несет службу в районах, где расположены учреждения по работе с глухими и глухонемыми людьми. Часть сотрудников МВД будет обучена также тифлосурдопереводу – то есть общению со слепоглухими.

Данные меры, хоть они и сделают жизнь людей с инвалидностью в чем-то легче, конечно, – лишь капля в море. Что такое сотни полицейских в сравнении с миллионами людей – обычных граждан, которые не понимают и не хотят понимать глухих и слабослышащих? Об отношении общества к таким людям, а также о возможностях интеграции людей с проблемами слуха в интервью Радио ООН рассказал Дамир Тузмухамедов. Дамир закончил сначала российский ВУЗ, а сейчас проходит обучение в вашингтонском университете Галлодэте. С ним беседовала Людмила Благонравова.

ДТ: Отношение к людям с ограниченными возможностями в России и в США различается. Если в Штатах к ним относятся уважительно, как к равным людям, то в России, к сожалению, это не везде наблюдается. Например, если в Штатах ты пришел в ресторан и сказал, что ты глухой, там официант либо достанет телефон, либо листок бумаги, или же, если он знает жестовый язык, начнет общаться с тобой. А в России начнут орать просто. Там думают, что все глухие люди – неполноценные.

Что касается системы образования – в России, к сожалению, нет полноценного ВУЗа для глухих, но есть несколько ВУЗов, где учатся глухие. В основном, они учатся вместе со слышащими, то есть предполагается интеграция. Вот, например, Бауманский университет. При нем есть специальный центр – Головной учебно-исследовательский методический центр (ГУИМЦ). Программа такова, что первые три года глухие студенты учатся отдельно, с сурдопереводчиком. А потом они снова поступают на третий курс, но вместе со слышащими. И дальше все зависит от обстановки – либо, если им нужен переводчик, они просят переводчика, если нет – то без переводчика.

В Штатах есть ВУЗ в Вашингтоне – единственный во всем мире, где учатся глухие вместе со слышащими. Но суть в том, что там весь учебный процесс ведется на жестовом языке. Там есть некоторые глухие, которые по каким-то причинам не знают жестового языка. Они запрашивают помощь сурдопереводчика. Второй ВУЗ находится в Рочестере. Там тоже есть свой центр, но там глухие учатся сразу вместе со слышащими. Вот такое отличие.

Ну и, конечно, другие отношение между студентами и преподавателями, что меня крайне изумило. Такого не увидишь в России.

ЛБ: Как слабослышащие и глухие люди из разных стран общаются друг с другом? Насколько отличаются жестовые языки разных стран?

ДТ: На самом деле, жестовые языки различаются. Слышащие думают, что во всем мире один жестовый язык. На самом деле – нет. Даже, например, в Германии и в Австрии, там один язык – немецкий, но жестовые языки совершенно разные.

У меня был такой опыт. Когда я только начал учиться, я не знал американского жестового языка. Я знаю русский жестовый язык. И моим первым соседом был китаец. И мы не знали, как общаться. Мы кое-как пользовались «языком телодвижений». Со временем, когда мы начали учить американский жестовый язык, мы постепенно начали на него переходить.

Иногда мы пользуемся смешанным или, другими словами, международным жестовым языком.

ЛБ: То есть все-таки существует международный жестовый язык?

ДТ: Да, но это искусственный язык. Но, на самом деле, каждый глухой вставляет свои жесты.

ЛБ: Вы можете рассказать о жестовом языке в России? Есть ли какие-то отличия по регионам?

ДТ: Да, есть. Это то же самое, что говор – московский, питерский. Скажем, в Москве и в Питере кое-какие жесты отличаются. То же самое в Штатах. Одну и ту же вещь показывают по-разному. Это все зависит от ситуации, от общества, от региона. В Штатах даже есть такое понятие – «черный» американский жестовый язык. Имеется ввиду жестовый язык чернокожих. Там жесты отличаются.

ЛБ: Есть ли у Вас надежда, что в России в ближайшем будущем изменится отношение к людям с ограниченными возможностями?

ДТ: Конечно, хочется надеяться на это. Но на это уйдет немало времени. Чтобы отношение общества к подобным мне людям изменилось, его нужно прививать с детства. Людям в возрасте 30 лет трудно это привить.

Источник: Радио ООН

 

comments powered by HyperComments