Борис Бронштейн, Новая Газета

В Рио-де-Жанейро началась Паралимпиада, еще до открытия ознаменовавшаяся скандалом с отстранением от соревнований сборной России. Спортивное событие мирового масштаба чуть не заслонило собой скромные соревнования инвалидов по туризму, в то же время прошедшие в Ижевске. Что бы вы о них узнали? Хорошо, что редакция направила меня не туда, а сюда.

Волонтеры показывают, как ставить палатку. Фото автора

Волонтеры показывают, как ставить палатку. Фото автора

Разбить на счастье палатку

Оказавшись в Ижевске, я подумал, что соревнования по туризму отменят. Все лето тут не было дождя, и вдруг дали холодную воду. Она обрушилась с небес в таком количестве, что ни один здоровый турист не решился бы выйти из дома на туристическую тропу, боясь безнадежно промочить гитару. А тут — инвалиды.

Кстати, я буду употреблять здесь слово «инвалид», которого в последнее время многие начали стесняться.

Олег Бочкарев. Фото автора

Олег Бочкарев. Фото автора

— А чего стесняться? — поддержал меня организатор соревнований Олег Бочкарев, сам уже 17 лет передвигающийся в коляске. — Нормальное русское слово. А то стали называть нас людьми с ограниченными возможностями. Все люди ограничены в возможностях — каждый по-своему.

Олег Михайлович посмотрел на небо, посмотрел на подъехавший автобус с командой из города Можги и махнул рукой в сторону сосен:

— Начинаем! Раз уж взялись преодолевать трудности…

И всем выдали по плащу-дождевику, которыми запаслись еще к летним соревнованиям по рыбалке. Такие в Удмуртии тоже проводятся, и два года назад «Новая» писала о фестивале рыбаков-колясочников. Тогда рыба что-то плохо клевала, а нынче, рассказывают, она проявила к соревнованиям повышенный интерес.

Начали. Первое задание — поставить палатку. Бочкарев предупреждает команды, что учитываться будет не скорость, а слаженность действий. Тут не Паралимпиада, и быстрых секунд никто не ждет. Руководитель команды Нагорного психоневрологического интерната (Ижевск) Алексей Широбоков по ходу дела рассказал мне, как он вовлекал в спорт одного из новичков.

— Поместили к нам парня с ДЦП. Еле ходит. А я его — на спортплощадку и попросил прыгнуть в длину. Он прыгнул на 50 сантиметров. Я похвалил и вручил ему приз. Какие у нас призы? Ну, то я арбуз куплю, то конфеты к чаю…

Вот она — суть того, как работают с инвалидами в Удмуртии. Эти 50 сантиметров дороже рекордных метров, а арбуз увесистее любой медали.

Воспитатель Широбоков не пропускает никакой возможности организовать с обитателями интерната велосипедный пробег или сплав на байдарках по малым рекам. В интернате даже ввели уроки географии, чтобы изучить родной край. Не всем здешним воспитанникам объяснишь, что Земля круглая, но рассказать им, какая река куда течет, не помешает. Команда интерната, прибывшая на соревнование по туризму, называется весело: «Рваный кед». И девиз у нее соответствующий: «Несмотря на рваный кед, мы добьемся всех побед!» И добились, выиграли общий зачет по всем заданиям. Помимо установки палатки соревнующиеся определяли азимут (искали спрятанный предмет), преодолевали преграду с помощью веревок. Хорошо, не было задания развести туристический костер — сильный дождь не прекращался ни на минуту.

Фото: Юрий Майшев

По свистку судьбы

Инвалид инвалиду рознь, но, создавая 15 лет назад общественную организацию инвалидов «Благо», спортивный врач и тренер Олег Бочкарев не стал делить людей с разными заболеваниями. Для цели, которую он ставит, неважно, кто у него появляется — колясочник или, к примеру, слабовидящий. А цель такова: преодолеть психологическую уязвимость инвалида.

— Инвалид стесняется людей, и люди стесняются инвалида, — рассуждает Бочкарев после соревнований в кафе с узбекской кухней и напитком «Калашников». — Оказавшись в коляске, я готов был сквозь землю провалиться. Лет десять назад я не смог бы посетить кафе, как сейчас. Моя знакомая, чиновница высокого звена, как-то сломала ногу и вышла из дома на костылях. «Как я стеснялась! — рассказывала она. — Теперь я понимаю инвалидов».

— Я по дружбе посещаю мероприятия Олега несколько лет, — вступает в беседу третий участник нашего «круглого стола» Александр Радевич, однокашник Бочкарева, ижевский психолог и общественник. — Прежде у людей на лице была печать обреченности. Сейчас я этой печати не вижу.

Люди, ранее сидевшие дома у окна, втянуты Бочкаревым в круглогодичные спортивные мероприятия. То у них лыжные гонки, то пулевая стрельба, то стрельба из лука, то плавание… Дело дошло до многодневного автопробега «Ижевск — поселок Завидово Тверской области». Группа инвалидов-колясочников на автомобилях с ручным управлением два года подряд ездит на рок-фестиваль «Нашествие» с ночевками в палатках. Тут важно доказать, что коляска — не единственное для них средство передвижения.

Еще одной задачей Олег Бочкарев считает привлечение инвалида хоть к какому-нибудь полезному занятию, чтобы тот переломил свою незавидную судьбу и был при деле. Сам он и работает, и учится. Нынче к своему 53-летию получил второе высшее образование: защитил диплом в Удмуртском госуниверситете на факультете физкультуры и спорта. А работает по-прежнему тренером по легкой атлетике в спортивной школе, причем за зарплату тренирует только здоровых людей. За занятия с инвалидами денег никогда не брал. Есть у него еще один источник благосостояния. Все, кто знает Олега Михайловича, в первую очередь рассказывают о его курятнике, который он оборудовал на дачном участке. Под командованием петуха по имени Дон Педро у Бочкарева там курочки Клара Цеткин, Роза Люксембург и еще с десяток знатных несушек обеспечивают яйцами его друзей и волонтеров.

— Один наш сельский инвалид занялся самогоноварением, — рассказывает Бочкарев. — Так я даже этому рад. Теперь ему есть чем расплатиться, если нужно вскопать огород или дров напилить.

Но иногда люди приобщаются к более серьезным делам. И тут Бочкарев радуется еще больше:

— Один наш колясочник, Илья Ясаков, стал таксистом. Возит пассажиров на машине с ручным управлением. А мы ему за участие в спортивных мероприятиях подарили лыжи-сани. Другой колясочник, Дима Манохин, работает в солидной фирме… Сейчас скажу кем. Алло, Дима! Кем ты работаешь? Маркетологом! Вот!

Мы сидим дальше и обсуждаем паралимпийцев. Спорт высоких достижений — хорошее занятие, считает Бочкарев. Но уточняет, что им занимается ничтожно малый процент инвалидов, которых в России миллионы. И такой спорт не решает многих проблем.

— Что говорить, Олег, — вступает его друг Радевич. — На войне есть герои, и есть пехота. Войну выигрывает пехота. Вот ты ею и занимаешься.

По-моему, довольно точно. Александр Феодосьевич, хоть и не притронулся к напитку «Калашников», мыслил масштабно.

bronshtejnИсточник: Новая Газета
Обозреватель «Новой»
Борис Бронштейн

 

comments powered by HyperComments