Три театральных студии Москвы попытались соединить «порог боли» с «гранью добра»

Сцена из спектакля "Чайка". Фото предоставлено организаторами мероприятияНа сцене Государственного театра Наций три ведущих театральных мастерских России: ГИТИС-РАТИ (мастерская Олега Кудряшова), Школа-студия МХАТ (мастерская Дмитрия Брусникина) и «Щука» (мастерская Михаила Борисова) представили три эскизных спектакля, в которых профессиональные актеры играют вместе с людьми с ограниченными возможностями. Экспертный совет оценивал наброски с учетом того, что в будущем спектакли будут показаны на площадках столицы.

Школа-студия МХАТ последовала традиции Московского Художественного театра – идти самым рискованным, нелегким, экспериментальным путем. «Чайка» с таким Константином Треплевым, как Александр Похилько, по силе воздействия, граничащего с шоком, пожалуй, вызвала наибольший интерес.

У 28-летнего Александра с рождения нет полноценных рук и ног, его бросили родители, воспитала приемная семья, и он стал дипломированным художником. В спектакле «Чайка» его Треплев тоже рисует, нервно и яростно выбрасывая на сцену потоки масляных красок. В первой сцене безногий Треплев выбирается из груды полиэтилена и волнообразными движениями несовершенных рук показывает взлетающую чайку. Видеть это больно. Особенно больно, если помнить, что Константин Гаврилович в финале застрелится. А ведь человек, в данном случае актер Саша Похилько, лишенный с момента появления на свет самого необходимого, самого главного для человека, преодолевает все, чтобы жить и творить.

Возникает вопрос: кто тогда Треплев? Слабак, маменькин сынок, бездарь? Разве для такого вывода Чехов писал «Чайку»? Невольно думаешь, а понравилось бы доктору Чехову, что человек с такими сильными физическими ограничениями лицедействует наравне с профи сцены (Аркадину играет одна из лучших актрис России Ольга Лапшина)? И уж точно эта «Чайка» – не комедия, а Чехов настаивал на том, что написал комедию, и был зол на Александринку, которая неверно поняла его замысел, поставив трагедию.

Не комедия эта «Чайка» еще и потому, что не терпелось сказать актерам: «Будьте, людьми!». Возможно, из-за легкости перехода профессиональных лицедеев через «грань добра и зла» Антон Павлович произнес загадочную фразу: «Странные люди эти актеры, да и люди ли они вообще?». Когда профессиональные артисты, высокие, красивые, пышущие здоровьем (актеры Дарья Ворохобко – Нина Заречная и Алексей Мартынов – Тригорин) на одной сцене с людьми с ограниченными возможностями, у которых нет ног, открыто и буйно изображают половой акт, закрываешь глаза от того, что сегодня в театре слишком многое дозволено. Право, не хочется видеть юную Нину Заречную в виде черной вороны, вымазанной в краске и валяющейся на полу в дырявых колготках хотя бы потому, что по задумке создателя она – Чайка.

Гораздо более спокойный, теплый, наивный эскиз – гоголевскую «Женитьбу» – показала Мастерская Олега Кудряшова ГИТИСа-РАТИ. Агафья Тихоновна – этакая глупенькая крошечка, с маленькими ручками и коротенькими пухленькими ножками в белых колготках, которую трогательно играет Светлана Асанова с синдромом Дауна. Это тот случай, когда сцена лечит, и страшный недуг растворяется в тексте великой пьесы, в песнях, в грамотных режиссерских решениях. Профессиональные актеры не перетягивают одеяло на себя, а всеми силами помогают невесте Агафье Тихоновне стать выше, краше, увереннее. После спектакля Олег Кудряшов за внимательный подход к непрофессиональным коллегам похвалил своих учеников – Инну Сухорецкую и Рустама Ахмадеева.

Художественный руководитель спектакля «Чайка» Дмитрий Брусникин объяснил «Труду» – почему сценическое соединение актеров с людьми с ограниченными возможностями уместно и даже необходимо:

– На мой взгляд, людям с ограниченными возможностями необходимо давать шансы для того, чтобы они жили нормальной жизнью, развивались и не чувствовали себя ущербными. В процессе репетиций с ними было очень интересно работать. «Болевой порог» у них самых что ни на есть низкий, но это позволяет им быть прекрасными артистами. В процессе работы между профессиональными актерами и непрофессиональными возникла очень хорошая, теплая атмосфера. Возможно, даже профессиональным артистом больше нужен этот контакт и союз. Помогая партнерам, они чувствуют свою нужность, что в нашем мире крайне важно. Это взаимодействие помогает им стать настоящими людьми.

Только для подобных театральных экспериментов необходимо затрачивать гораздо больше времени (эскиз «Чайки» создавался в течение месяца), чтобы произошло чудо соединения разных миров – профессиональной игры, со всеми ее составляющими от жажды успеха до выплаты гонорара – и жестокой правды жизни, которой вообще не до игры.

Источник: Труд

 

comments powered by HyperComments